Об абхазском пастушестве: доля божества леса
Абхазы рассматривали лес как одухотворенное живое существо. Особенно глубоко почитали лес пастухи, которые входя в него со стадами, всегда произносили: “Лес, тепло твоих очей нам дай”. Специальных жертвоприношений в честь покровителя леса не делали, однако у пастухов существовал один обычай, связанный с культом леса. Скотохозяин, у которого количество поголовья стада достигло одной тысячи голов, обязан был выделить до 100 голов из стада и отогнать их в лес, как долю покровителя леса, произнося при этом: “Кому назначена доля эта, пусть ему достанется, абна-инцваху”.
Скотохозяин оставлял выделенное стадо в лесу и расставался с ним без сожаления, дальнейшая судьба его не интересовала, наоборот благодарил хозяина леса за то, что он оказался его избранником. Стадо, оставленное в лесу, могло быть растерзано хищниками, могло пристать к стаду другого пастуха в качестве “алала”.Часто стадо через 2-3 дня невредимым возвращалось к старому хозяину, который принимал их. Такой факт считался проявлением особой “милости” покровителя леса к хозяину, и он пользовался большим уважением у народа. Обычай этот назывался “вырастив тысячу, сто пускать в лес”.
Дойка коз в горах Абхазии. Фото Дмитрия Лемешева
По рассказам старых скотоводов из села Джгерда Ашуба Шахана и Амичба Марата такому обычаю последовал Ашуба Аджгерий, житель их села. Через два дня отогнанные 100 голов из его стада вернулись назад в сохранности. Такой случай пастухи приписывали “большой милости” со стороны покровителя леса, которой “пользовался” Аджгерий до конца жизни.
Пастух Дади Гуарамия у своей хижины. Фото Дмитрия Лемешева


Про сыновей Какубаа Гаджа из села Гуп, живших во второй половине XIX века рассказывали, что они имели мелкого рогатого кота около одной тысячи голов. Братья решили продать коров и бойволов, которых у них было также не мало, докупить недостающее количество скота и совершить обряд в честь покровителя леса. Однако в этом деле им воспрепятствовала их старшая сестра Арифа, под влиянием которой находились братья. Один из братьев, Тина, возражал сестре, настаивал исполнить свой долг, однако сестра была непоколебима в своем решении. Со слов информатора Ломия Гуаджа это хозяйство потом разорилось, и братья, лишившись своего скота, умерли в нищете.

Выдержка из книги “Из истории хозяйства и культуры абхазов” Ц.Н. Бжания, 1973 г.

Go to Top